Главная » Верейские молодогвардейцы

Верейские молодогвардейцы

 

 

Мы обращаемся к воспоминаниям брата Николая Нечаева, опубликованным в газете «Знамя Ильича» в сентябре 1966 года.

НЕЗАБЫВАЕМОЕ

В жизни каждого человека бывают такие события, которые живут в его памяти всю жизнь. Проходят годы, но время не властно над ними. Более того, чем старше становится человек, тем чаще он мысленно возвращается к ним, тем отчетливее и рельефнее просматриваются они во всех деталях и подробностях.

Для меня такими событиями стали тяжелые дни немецко-фашистской оккупации Вереи 1941 года, патриотическая деятельность и мужество моего старшего брата Николая Нечаева и его друзей Коли Конова, Кости Ракова, Бориса Захарова. Все они в лихую годину проявили себя верными сынами нашей Советской Родины и воспитавшего их Ленинского комсомола. Схваченные эсэсовцами, подвергнутые зверским истязаниям, они не стали на колени перед ненавистным врагом, не просили у него милости, не дрогнули перед лицом смерти.

ТАКИМ ОН БЫЛ.

Конов НиколайВ 1941 году Николаю Нечаеву исполнилось 18 лет. После гибели отца на войне с белофиннами он стал опорой семьи и первым помощником матери по дому и хозяйству. Он старательно учился в школе, с хорошими оценками окончил семилетку. Серьезного отношения к учению требовал и от нас с братишкой. Не забывая проверить выполнение нами домашних заданий, помогал разобраться в трудной задаче, читал нам детские книги. Трудно было матери одной содержать большую семью, и сразу после школы старший  брат пошел работать на пекарню подручным рабочим. Помню, как на деньги из первой зарплаты он купил мне голубей, а для всех соседских ребятишек футбольный мяч и организовал футбольную команду. Ребята тянулись к нему, любили. Выполняя комсомольское поручение, Николай работал «избачом» в соседней деревне Ястребово, где проявил себя хорошим организатором молодежи.

Еще года за два до войны он познакомился и подружился с одним московским дачником, радиолюбителем. Тот подарил ему шестиламповый радиоприемник и несколько книг по радиотехнике. Приемник был уже старым, часто выходил из строя, но золотые руки старшего брата возвращали его к жизни. Он мечтал о морской службе и хотел стать офицером флота. Из городской библиотеки приносил книги о море и моряках, при свете керосиновой лампы зачитывался ими до глубокой ночи. Никогда ни минуты не сидел без дела, и соседи удивлялись, откуда у него на все хватало времени.

В ДНИ РАСТУЩЕЙ ТРЕВОГИ

Война принесла горе в каждую семью, отозвалась болью и гневом  в сердце каждого советского человека. С ее первых дней в Верею шли и ехали вместе с провожающими их родственниками мобилизованные в Красную Армию резервисты.

Шла запись в истребительные батальоны и группы противовоздушной обороны. С середины июля верейцы вышли на строительство полевых укреплений на участке от Можайского до Боровского шоссе. Николай Нечаев и его друзья Николай Конов, Константин Раков, Борис Захаров возвращались домой с земляных работ усталыми, но не ложились сразу отдыхать, а до полной темноты работали по дому.

Ближе к концу июля немцы начали совершать ночные полеты на Москву. Однажды ночью Верея вздрогнула от взрыва крупной немецкой       бомбы. Оказалось, что недалеко от деревни Ястребово, в трех километрах от Вереи, была сброшена  фугасная и множество зажигательных бомб. Вспыхнули лесные пожары. На другой день комсомольцы вместе с жителями д. Ястребово участвовали в их тушении.

С каждым днем в Верее увеличивалось число военных. Началась эвакуация учреждений.  Фронт приближался к городу.

В начале октября Николая Нечаева вызвали в райком комсомола. Вернулся он домой в приподнятом возбужденном настроении.

-         Что с тобой, сынок? - спросила встревоженная мать,- и ты нас покидаешь?

-         Нет, мама, - ответил он, гордо выпрямившись,- нам и здесь дело найдется!

Позднее я понял, что Николаю предложили остаться в Верее для работы в подполье, так как он имел радиоприемник и хорошо разбирался в нем.

ВРАГ ЗАХВАТИЛ ГОРОД

14-15 октября гитлеровцы вплотную приблизились к Верее, начались тяжелые бои за город, продолжавшиеся 3 дня. Гремели залпы орудий, строчили пулеметы и автоматы, раздавались винтовочные выстрелы. Николай с друзьями видели, как по дороге на Можайск проследовали два наших танка, а через час один из них, отстреливаясь, задним ходом вернулся в город. А что случилось со вторым танком, они узнали позже.

17 октября по приказу командования защитники города оставили Верею. В этот день к полудню стрельба прекратилась. Наступила зловещая тишина. Ее нарушал только нудный осенний дождь, шедший непрерывно уже несколько суток подряд.

Во второй половине дня небольшими группами по 20-30- человек стали появляться немцы, а к вечеру их было уже видимо-невидимо. Танки, автомашины, грязные, обросшие щетиной солдаты на мотоциклах, повозках и пешком заполнили весь город.  Сразу начались повальные грабежи. Тащили все, что попадало под руку: картошку, кур, свиней, гусей, коров. Забивали их в садах, на огородах, а то и прямо на улицах из винтовок и автоматов. Тут же свежевали. Рубили на куски неостывшее мясо и бросали его в котлы многочисленных походных кухонь.

Город наполнился шумом, криком, стонами. Все слилось в одно: громкая чужеземная речь, плач женщин и детей, предсмертный крик животных, кудахтанье кур и хохот врагов.

КЛЯНЕМСЯ ОТОМСТИТЬ

Так началась долгая ночь вражеской оккупации города продолжительностью в три месяца.

Через два-три дня после захвата Вереи оставшаяся масса фашистского воинства схлынула на восток, куда отошел фронт. В городе остался гарнизон, тыловые резервные части.

На заборах, на дверях домов появились распоряжения:  «Запрещается! Запрещается! Запрещается!

Запрещается иметь какое -либо оружие, включая охотничьи ружья.

Запрещается свободное передвижение по городу.

Запрещается слушать радиопередачи и иметь радиоаппаратуру.

Предлагается всем молодым мужчинам пройти регистрацию в комендатуре.»

...Жили мы на западной окраине города, недалеко от леса и глубокого оврага, по дну которого протекала небольшая речка Раточка с построенным через него каменным мостом. От отступавших красноармейцев ребята знали, что по западному берегу Раточки проходил наш рубеж обороны. Посоветовавшись, Николай с товарищами решили рано утром со строжайшей осторожностью по одному пройти на городское кладбище, чтобы обследовать оставленный нашими войсками рубеж и, если на нем остались раненые красноармейцы, оказать им помощь и накормить вареной картошкой.

Задумано - сделано. Немцев в лесу не оказалось. Но по дороге Можайск - Верея время от времени проходили немецкие машины с солдатами.

Перед мостом через Раточку ребята увидели наш танк. Он стоял за кюветом, его люк был открыт, а пушка повернута на север. Подбежали к танку, залезли на него, заглянули в люк и остолбенели от ужаса, увидев сидевших в разных позах трех обгорелых, черных, как головешки, солдат.

Николай первым спустился в люк и, напрягая все силы, приподнял одного танкиста. Костя Раков и Борис Захаров подхватили его сверху и опустили его на землю. Вытащили и отнесли в лес второго, но с третьим пришлось подождать. Со стороны Можайска приближалась колонна из семи машин с солдатами. Машины остановились, солдаты подбежали к танку, громко смеялись, кричали, заглядывая в люк. Затем раздалась резкая команда, и вскоре последняя машина скрылась за выступом леса по дороге на Верею. Тогда ребята вытащили и перенесли в лес последнего танкиста. Решили похоронить всех в общей могиле....

Затем перешли овраг и стали осторожно рассматривать место нашей обороны. В одном месте на лесной опушке стояли три пушки без замков, а возле них две убитые лошади и разбитая снарядом кухня. На противоположной стороне дороги в большой луже лежали пять расстрелянных красноармейцев.

Так впервые в жизни уже не в кино, не из книг и рассказов участников войны, а своими собственными глазами увидели и почувствовали они ужасы войны. Учащенно билось сердце, от озноба зуб не попадал на зуб, и в голове зрела мысль: «Как же так, за что расстреляли этих парней чуть старше их? Только за то, что они защищали землю, на которой родились и выросли?»

Единодушно пришли к мнению мстить врагу до последнего удара своего сердца за слезы матерей, за реки пролитой крови, за вдов и сирот, за сожженные и разграбленные города и села.

Возвращались поодиночке, задворками, когда уже стало темнеть. На другой и  в последующие дни ребята несколько раз ходили на Раточку. Они обнаружили там еще 19 убитых красноармейцев и похоронили их в окопе. Нашли несколько винтовок и коробок с патронами. Оружие и заряды спрятали в куче битого кирпича в одном из сараев кирпичного завода, с намерением использовать его по назначению, когда фашисты под сокрушительным ударом нашей армии будут повергнуты вспять.

Не знали, не ведали они тогда, что не доведется им дожить до этих счастливых дней.


 (продолжение следует)

 

поиск:

Новости

03.03.17

7 марта в 14-00  состоится очередной концерт "Музыкальная ротонда". 

22.02.17

В праздничные дни

музей работает

 

17.02.17

21 февраля в 15 часов

состоится открытие выставки

"Дом быта"

14.12.16

В праздничные дни

В музее работают выставки, проводятся мастер-классы

14.12.16

06 января в 13-00

Открытие клуба «Музыкальная ротонда».

 

GISMETEO: Погода по г.Москва